Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/modules/show.short.php on line 169 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/modules/show.short.php on line 169 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/modules/show.short.php on line 169 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/modules/show.short.php on line 169 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/engine/modules/show.short.php on line 169 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/index.php on line 134 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/u262064561/domains/pchelolub.ru/public_html/index.php on line 147 Записи и рассуждения
Главная Контакты В избранное
                                             Зарегистрироваться
Чтение RSS Пчелолюб
  • «    Февраль 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
     

    Опрос пользователей

    Оцените работу движка

    Лучший из новостных
    Неплохой движок
    Устраивает ... но ...
    Встречал и получше
    Совсем не понравился

    Популярное

    Новости партнеров

    Реклама

  • Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту

    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 3


    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 3Конечно, такой незапечатанный мед далеко не зрелый, конечно, в нем еще много лишней влаги, и пчеловоды, о которых идет речь, неплохо знают, как от этой лишней влаги избавиться.
    Спросишь такого пчеловода: мол, что же ты незапечатанный мед откачиваешь, и услышишь в ответ весьма уверенное заявление: «А что такого, постоит две недели в ведре и загустеет, уйдет вода».
    Действительно, таким способом можно удалить из незапечатанного, незрелого меда лишнюю влагу — действительно, такой еще совсем незрелый мед в какой-то степени может и дозреть. И такие технологии известны промышленному пчеловодству и применяются там, когда закупают заготовительные организации незрелый мед, содержащий еще много воды, много сахарозы и т. п. Действительно, процесс дозревания может пойти и здесь — ведь какое-то количество ферментов от пчелы этому, еще не запечатанному, но уже побывавшему несколько раз в зобике у пчелы меду досталось... Но досталось, увы, еще не в том количестве, которое могло бы достаться меду, запечатанному в конце концов пчелой. А ведь к меду от пчелы переходят не только ферменты, способствующие переработке сахарозы и крахмала. Значит, в любом случае такой дозревающий в ведре мед не будет обладать теми качествами, которыми мог бы обладать мед, запечатанный пчелой.
    Начнешь объяснять кому-то из пчеловодов-торопыг, что такое качественный мед, как легко испортить его вот такими операциями, когда откачивается мед, еще не запечатанный пчелами, и чувствуешь, что не доходит до твоего собеседника ничего из сказанного, а если и доходит, то встречает упорное сопротивление. Ведь знает твой собеседник, знает упрямо, на всю жизнь, что незапечатанный мед откачивается легко и быстро, а вот ты, который ждешь, к&гда медовые ячейки будут закрыты восковыми крышечками, теряешь много времени на то, чтобы эти ячейки вскрыть, чтобы срезать специальным ножом эти восковые крышечки-забрус...
    Да, действительно, срезать крышечки-забрус с ячеек с медом порой много дольше и трудней, чем откачивать мед из вскрытых ячеек. Да, густой, запечатанный мед откачивается гораздо дольше и не так чисто, чем мед незапечатанный; мед жидкий — этот мед просто вылетает из ячеек, как только начнешь крутить медогонку. И вылетает так чисто, что посЛе этого нет почти никакой необходимости нести освободившиеся соты обратно в улей, чтобы пчелы очистили их Ът остатков меда (такая операция называется так: осушить медовые соты; соты, из которых откачан созревший мед, всегда ставят пчелам на обсушку, прежде чем убрать на зиму).
    Да, прав по-своему, для себя мой собеседник. Пдав и не собирается жить иначе. А потому и попадается нам частенько такой мед, который может закиснуть и в котором, увы, нет в нужном количестве всего того, что должно быть в высококачественном меде.
    Ну на путь такому меду, испорченному людьми, на рынок будет до тех пор, пока мед, предлагаемый нам, остается обезличенным, анонимным, пока у продаваемого меда не появится авторитетной марки: либо пчеловода, либо ответственного торговца.
    Ну, а как же нам все-таки и тут оградить себя от несовершенства, от потери качества?..
    Помните, в самом начале нашего разговора, когда речь шла о фальсифицированном меде, я приводил вам слова из американской «Энциклопедии пчеловодства»: «Кто ищет чистый мед, должен покупать его в сотах...». Помните, мы с вами убедились на примерах, что действительно, никакой мед-обман не может быть представлен покупателю в сотах, в запечатанном виде. А потом, когда зашла речь о меде-сахаре, который производили сами пчелы, мы также убедились, что сотовый мед — мед, предлагаемый вам в запечатанных сотах, — вовсе не обязательно будет натуральным, высококачественным, ибо в сотах вам могут предложить и мед-сахар... Ну а если у вас есть уверенность, что предлагаемый вам мед все-таки натуральный, что никакой черт не подсунул пчелам вместо нектара сахарный сироп, то мед самого высокого качества и будет перед вами именно в сотах, запечатанных восковыми крышечками-забрусом.
    Увы, сотовый мед обычно раза в два дороже меда центробежного, спускного, откачанного из сотов — ведь вместе с медом вам передаются и соты, построенные пчелами, а лишние соты — большая ценность для любой пасеки. Об этом я уже говорил. Ибо лишних сотов у пчеловода-старателя никогда не бывает...
    И последнее, что надо бы объяснить мне: что же такое мед отборный?
    Честно говоря, там, в павильоне ВВЦ, где продавали мед и где встретил я старушку, которой достался закисший позже мед, само слово «отборный» меня особенно не убедило в том, что передо мной товар, отобранный из числа других как лучший по качеству — мало ли что может понаписать торговля. Доверие же к предлагаемому продукту явилось у меня только после того, как я увидел, что за мед ручается конкретный и, видимо, достаточно грамотный и честный человек.
    Ну а смысл слова «отборный» я уже расшифровал, заглянув только что в Толковый словарь русского языка. Заглянул

    я и в словарь В. Даля и там обнаружил почти то же самое разъяснение: отборный товар — лучший, первый разбор.
    Какой именно смысл вкладывал председатель областного общества пчеловодов в это определение «отборный», относя его к своему меду, я не знаю. Может быть, он считал свой мед лучшим среди другого аналогичного меда, который перекупщики, как я вам уже рассказывал, скупают у пчеловодов, интересуясь при этом прежде всего ценой. А может быть, он выделил из своих медов самые лучшие, выделил, конечно, не по результатам каких-то химических анализов (грамотный пчеловод без всяких анализов знает, какой у него мед), а по каким-то своим правилам, учитывая прежде всего свои личные пристрастия и вкусы. Кто знает... Мед до сих пор собирает вокруг себя столько самых разных тайн, что сразу во всех и не разберешься.
    Помню, как однажды мой друг, лесничий из вятских краев, пригласил меня поехать вместе с ним к знакомому пчеловоду за медом. Я согласился, хотя мне самому мед был не нужен. Вот и знаменитые вятские урочища, где пчелы собирают самый разный мед. Вот и пасека, и сам пчеловод — близкий родственник моего знакомого. А вот и деловые разговоры, ради которых мы и прибыли в этот дальний лесной угол. Мол, так и так, милый человек, одари ты меня самым лучшим медом.Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 3
    — А какой тебе мед поднести? Такой? Такой? Или такой? Тут в разговоре появились названия трав и деревьев. Я
    ожидал, что мой товарищ примется выбирать желанный продукт именно по названиям медоносных растений, но ошибся...
    — Мне бы, мил человек, такого, какой ты для себя оставил на этот раз.
    — Дам я тебе такого, но только у меня его немного совсем — много себе не оставляю...
    В конце концов нам подали мед, достаточно много меда, прямо в небольшой липовой колоде (такие колоды устраиваются из целого куска ствола — лишнее вынимается и получается такой высокий боченочек). Мед я попробовал тут же. Он был мягок на вкус, уже закристаллизовавшийся, севший мелкими-мелкими кристаллами. Сколько я мог судить, этот мед имел определенное отношение к липе, но не только... Пробовал я за чаем у пчеловода и другой мед, поставленный на стол, — и тот мед был хорош. Так что же подвинуло этого человека, имевшего богатый выбор, остановиться на каком-то одном меде? Не знаю. 38
    Я сам для себя оставляю тот мед, который в этот раз мне почему-либо больше всего пришелся по душе. А люблю я мед, который не очень быстро садится, который и по зиме еще не совсем засахарившийся, а если и засахаривается, кристаллизуется к этому времени, то мелкими кристалликами-крошками. Такой мед обычно называют мягким — и он действительно мягок, как домашнее масло. И по вкусу мед больше нравится мне не резкий, не навязчиво сладкий. Вот такой мед нравится лично мне. Такой я оставляю себе на зиму, если конечно, подобный мед мои пчелы приготовят летом. Но это совсем не значит, что другие какие-то меды с моей пасеки хуже или лучше. Я уже говорил вам, что я всегда стараюсь, чтобы мои пчелы имели возможность производить высококачественный целебный продукт. Ну а сам я, наверное, такой продукт уж не стану специально портить.
    Автор Анатолий Онегов

    Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1


    Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1Обычно в начале ноября, когда только-только наступят настоящие холода и уже не останется никакой надежды на теплые, погожие дни, я убираю пчел на зиму — уношу ульи из сада в сарай.
    Соседи мои убирают своих пчел на зиму под дом, в подпол, где они и зимуют рядом с картофелем и другими овощами, собранными на огороде. В подполе всю зиму держится ровная температура. И это неплохо. Когда пчелы зимуют на улице, как говорится, на воле, прямо в саду или у меня в холодном сарае, где нет никакой печки, то во время сильных морозов пчелам холодновато, а в оттепели не по сезону тепло. Говорят, что перепады температуры влияют на пчел не очень хорошо, но я все равно не убираю ульи в подпол и делаю это вот почему...
    Пчелам мороз не страшен — был бы корм, и они отлично перезимуют на воле и весну встретят сильными и здоровыми. А в подполе, хоть и меньше съедят за зиму меда — чем теплей зимой, тем пчелы меньше едят, — но зато свою силу и здоровье часто не сохраняют до весны. В подполе пчелам по зиме душно, в подполе воздух не такой чистый, как на воле — тут рядом с пчелами и овощи, и картофель. А еще, думаю я, что изнеживается пчела, когда зиму проводит в теплом месте, теряет свои природные качества. Ведь не зря же еще в старые-старые времена наши предки-пчеловоды точно знали, что самые сильные, здоровые пчелиные семьи живут не у них на пасеках в ульях-колодах, а в лесу, в дуплах, которые сами выбирают для себя. Вот почему и берегли таких лесных пчел и всячески старались подновить ими свои пасеки. Вот и получается, что домашние животные, как бы мы ни старались, все-таки теряют многие свои полезные для жизни качества и прежде всего — жизненные силы и здоровье. Вот почему и держу я своих пчел на воле даже в самые лютые морозы, хотя и приходится оставлять им на зиму побольше меда.
    Может быть, я бы оставлял пчел на зиму прямо в саду, утеплив как следует ульи, но сделать этого, увы, не могу. Частенько по зиме приходится мне расставаться на время со своим хозяйством и навещать столицу. Вот тут и остались бы мои пчелы в саду без какой-либо защиты. И кто знает, может, и на моих пчел нашелся бы тогда какой лихой человек, что явится разбойником и ради поживы, ради меда разорит, погубит моих друзей. Увы, такие разбойные люди имеются и здесь, на Ярославской земле, и управы на них пока никакой нет, нет и строгого закона, который защищал бы пчел. Вот и убираю я пчел на зиму в сарай под замок.
    Да в сарае пчелам, пожалуй, еще и лучше, чем в саду: здесь нет ветра-сквозняка, который пчелы очень не любят, нет и больших синичек, которые приспособились ловко охотиться за пчелами по зиме... Подлетит синичка к улью, стоящему среди сугробов, разглядит вход в улей, леток, который пчеловод очистил от снега, чтобы свежий воздух поступал в улей, и раз-раз, тук-тук клювом по улью возле летка. Подождет, послушает, отозвались ли на ее сигнал пчелы, и снова тук-тук по домику. Не выдерживают пчелы такого беспокойства и самые отважные из них направляются к летку проверить, кто их беспокоит. А синичка тут как тут — хвать пчелу и на ветку завтракать.

    Иногда возле ульев охотится целыми днями таким образом не одна, а сразу несколько синичек. И дело даже не в том, что поймают они сколько-то пчел — стучат синички по улью, беспокоят пчел, и все жители улья слышат этот стук и нервничают. А по зиме нервничать пчелам особенно не следует — такое беспокойство может привести к гибели многих пчел. Так что у меня в сарае пчелам защита и от вездесущих синичек.
    А чтобы в улье пчелам было не так холодно, для каждого улья сделаны у меня кожуха-футляры. Между стенками улья и кожуха набиваю я паклю. В такой защите и стоит всю зиму пчелиный домик. И пока все получается удачно. Ну а станет на улице теплей, заглянет к нам весна, выглянет первое весеннее солнышко, улыбнется лесу, нашим домам, разбудит морозные снега, опустит немного к земле зимние сугробы, украсит нашу деревушку первыми хрустальными сосульками, отправляюсь я в сад, разгребаю снег в тех местах, где стоят у меня ульи, и как только термометр покажет днем тепло градусов в пять—шесть, выношу своих пчел на волю. А там жду тепла побольше, жду, когда днем в тени термометр покажет градусов девять—десять. И вот тут-то мои пчелки и являются солнышку.Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1
    По одной, осторожно станут они выходить из домика на прилетную досточку, что устроена у летка. Выйдут, проверят, не обман ли это, снова вернутся в улей доложить обстановку, а там, глядишь, еще и еще зимовщицы выглянут на солнышко. А там еще и еще... И уже кто-то из них с прилетной досточки потихоньку стал подниматься вверх по стенке улья, нагретой солнцем, а там пчелка-смельчак расправила крылышки и оторвалась от своего домика, зажужжала, полетела. А за ней еще и еще пчелы оказались в воздухе — и уже целое живое облачко кружится возле летка. Это пчелы начали свой первый облет после долгой зимней жизни.
    Гуще, гуще облачко пчел возле летка, шире и шире расходится оно, поднимается уже и над ульем... Первый облет очень важен для пчел — в это время пчела приводит себя в порядок, совершает туалет, готовится к активной жизни. Постоит погода еще день, другой, облетится вся семья, а там после первого облета заметишь ты, что твои друзья не только занимаются физическими упражнениями возле улья, а уже куда-то успели слетать. Это пчелы-разведчицы. Они уже заглянули в соседний лес, проверили — нет ли там самых первых цветов, нет ли уже пыльцы на цветах, которая так 46 необходима сейчас пчелам. Будет пыльца — будет корм для личинок, и пчелы сразу примутся выхаживать потомство.
    Как только замечу я, что пчелы-разведчицы уже проложили свои пути-дороги к лесу, к полю, так и присматриваюсь внимательно к каждой пчеле, вернувшейся из разведки домой: не принесла ли она на этот раз обножку и какая это обножка, какого цвета и какой формы.
    Обножка — это пыльца, собранная пчелой с цветов. Когда пчела опускается на цветок, пыльца пристает к пчелиной грудке, к брюшку. Полетит пчела домой и в полете, не тратя времени даром, собирает с себя приставшие зернышки пыльцы и ловко складывает в специальные корзиночки, какие есть у нее на задних ножках. Подлетает добытчица к дому, а на обеих задних ножках у нее уже по комочку пыльцы.
    Так и есть, как и в прошлом году, первая обножка, принесенная моими пчелами этой весной, тоже светло-желтого цвета. А такую обножку пчелы приносят с цветов мать-и-мачехи. Заметишь, куда летят пчелы за пыльцой, и не ошибешься — точно разыщешь какой-нибудь бугорочек-проталинку, на которой первыми золотыми звездочками потянулись к солнцу цветы мать-и-мачехи.
    Все теплей и теплей ото дня ко дню, все шире и шире расходятся по полям проталины, и все маршруты моих пчел только туда, к первым весенним цветам, за пыльцой и нектаром мать-и-мачехи.
    Поля, по которым цветет сейчас мать-и-мачеха, я неплохо знаю, часто навещаю их, и на моей памяти на этих полях ни разу не применяли никаких ядохимикатов, не вели никакой химической войны ни с сорняками, ни с вредителями. А значит, и наша мать-и-мачеха не собрала в себе никакой ядовитой грязи, значит, и пыльца, и нектар, которые носят с этих цветов мои пчелы, как говорят теперь, экологически чистые, а отсюда и главный вывод: в мои ульи сейчас не попадает никакой «грязи».

    Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2


    Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2А «грязи», которая может попасть сейчас в ульи вместе с пыльцой и нектаром, увы, приходится бояться. Увы, прошло то время, когда с любым медом из любого улья можно было смело пить чай, а там и лечить разные болезни.
    Натуральный цветочный мед при желании и умении можно отличить от меда-сахара. Но вот как узнать о том, что в настоящий цветочный мед попали по чьей-то вине опасные для здоровья человека те же тяжелые элементы (свинец и т. п.), которыми, например, щедро одаривает Шоссе окружающие его луга и леса, или те же ядохимикаты, которыми опрыскивали от вредителей сады или огороды? Здесь все гораздо трудней — такие анализы можно провести только в специальных лабораториях, которых не так и много, да и в специальных лабораториях не все опасные для нашего здоровья вещества можно определить.
    Иногда мне приходится выбираться по разным делам в районный центр. И частенько домой я возвращаюсь пешком сначала по достаточно бойкому шоссе, затем сворачиваю с шоссе к колхозному поселку, а там еще километров пять по худой проселочной дороге к себе домой. Почти сразу за районным центром, возле шоссе, устроена большая свалка — всю городскую грязь свозят сюда. Этот мусор часто поджигают, и тогда свалка подолгу чадит едким густым дымом. И в этом дыму, среди смрада свезенного сюда мусо-ра-отходов все равно остаются жить разные травы. И тут во второй половине лета как ни в чем не бывало поднимает свои фиолетовые головки-султаны наш самый лучший медонос — кипрей, или иван-чай. И сюда, к этому кипрею, собравшему, наверное, всю грязь отходов, летят пчелы...
    Я часто вижу здесь этих пчел, так и не сумевших «догадаться», какую «грязь» собирают они тут вместе с пыльцой и нектаром. Смотрю на этих пчел с горечью и болью. Я знаю, откуда они прилетели сюда. Они вон из той деревушки, что расположилась возле самого шоссе.
    Когда-то шоссе здесь не было, не было поблизости и городской свалки, и местные пчеловоды, предлагая кому-то свой мед, никогда не обманывали, когда говорили, что мед у них натуральный, цветочный, т. е. никаким сахаром своих пчел они не кормят, возле своих пчел никогда не жульничают. Да, это честные люди, я знаю кое-кого из них — они не пойдут на обман. Но, увы, не знают они, что их пчелы вместе с пыльцой и нектаром несут в свои ульи и «грязь» с городской свалки, и «грязь» с обочин шоссе, где тоже по летнему времени цветут и кипрей, и другой наш чудесный медонос — донник. Не знают они, что шоссе опасно для всего живого. А если бы и узнали, то вряд ли сразу отказались бы водить пчел — ведь это ихняя жизнь, ихняя привычная работа-забота, без которой они уже и не могут жить.
    А ведь кроме шоссе и свалки достался этой деревушке еще и асфальтовый завод с вечно коптящей трубой. И когда ветер от завода в сторону деревушки, то черный хвост сажи-гари ложится как раз на деревенские пасеки. А ведь при сжигании нефти, мазута выделяется очень много опасных для всего живого веществ. И эта «грязь» тоже попадает в пчелиные домики, в мед, который до сих пор сами пчелово ды искренне считают очень хорошим — натуральным цветочным. Можно ли лечиться таким медом? Не попадут ли тут вместе с медом-лекарством на ваши раны опасные вещества? Не будет ли хуже вам от такого лечения? Я бы от такого меда обязательно отказался.Куда летала пчела? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2
    Наверное, не все из вас сразу поверят мне: мол, что-то обязательно прибавлено в этом рассказе, мол, мед, собранный возле шоссе и городской свалки, под дымом асфальтового завода, пожалуй, и не так уж страшен. Ведь пчелы-то сами не гибнут, а живут, работают, и ничего вроде...
    Милые люди! У многих опасных для жизни веществ есть одно страшное свойство — способность накапливаться в больших количествах, как на складе, в определенных местах, тканях живых организмов и продуктов.

    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2


    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2О запечатанном, приготовленном про запас меде пчелы вспоминают обычно только к зиме, а до этого мед остается в улье и не просто занимает какое-то пространство, но еще и зреет, дозревает, ибо все процессы переработки нектара в мед не заканчиваются в тот момент, когда мед запечатан восковой крышечкой. Под воздействием ферментов, доставшихся меду от пчелы-труженицы, продолжается превращение остатков сахарозы (сложного сахара) во фруктозу и глюкозу (простые сахара), под воздействием ферментов идет расщепление крахмала, который в небольшом количестве содержится в нектаре — крахмал расщепляется на сахара... Словом, недавно запечатанный мед все еще продолжает жить и зреть. Вот почему самым качественным медом будет такой мед, который не сразу откачивают из сотов после его запечатывания. Хорошо, когда соты с запечатанным медом побудут и еще какое-то время в улье.
    — Как же так? — спросит меня тут какой-нибудь пчеловод-торопыга. — А куда же пчелам дальше складывать мед? Убирать надо запечатанный мед и на его место тут же ставить пустые соты.
    Увы, очень часто встречаются мне пчеловоды даже в наших старинных пчеловодческих местах, откуда когда-то и шел самый лучший русский северный мед, — мед с разнотравья лугов и лесных полян, — которые держат своих пчел, как кошек при доме. Ну а как держат кошек при деревенском хозяйстве, вы, пожалуй, догадываетесь...
    Кошка живет возле хозяев сама по себе: где-то ходит-бродит, кого-то ловит, уничтожает, а попутно и попугивает мышей, которые досаждают хозяевах дома, за что свою кошку хозяева и кормят, оставляя ей в баночке молоко или еще что-нибудь, что кошка не оставляет без внимания. Вот и все... Да, еще хозяева, когда кошка приносит где-нибудь тайно от людей котят, принимаются искать гнездо с котятами, а там, обнаружив желанное место, отбирают у кошки котят и закапывают их живьем в братскую могилу. И это делают вроде бы обоснованно, с пользой для хозяйства, ибо не досмотри, не отыщи гнездо с котятами, подрастут котята и станут бедокурить-пакостить... Да и вообще, к чему разводить лишние рты — хватит и той кошки, что вертится под ногами.
    Конечно, пчела не кошка, но внимания к своим пчелам другие наши пчеловоды проявляют порой ненамного больше, чем к домашнему животному с хвостом и усами. По крайней мере, не встречаю я тут очень часто каких-то особых забот к пчелам со стороны человека. Случится что с пчелиной семьей — отметят факт и ждут, чем все это закончится. Закончится плохо, тоже отметят почти равнодушно: одна семья погибла. Придет весна, наступит пора выставлять пчел из помещения в сад, спросишь соседа: «Как пере-

    зимовали пчелы?» И удивишься, услышав в ответ ту же равнодушную констатацию факта: «Восемь семей убирал на зиму, шесть выставил сейчас». Поинтересуешься дальше: «А отчего погибли две семьи?» Ответят: «Корма не хватило».
    Слышишь такой ответ и знаешь, что виноват в происшедшем только сам пчеловод — обобрал он по осени пчел, вынул из улья почти весь мед, оставил пчелам всего ничего, вот и погибли они от голода.
    Объяснить бы все это человеку, да поймет ли — что-то новое для него, пришедшее со стороны, — это только беспокойство...
    Ну а заглянешь в улей к такому пчеловоду, и совсем станет не по себе — все рамки в улье испачканы выделениями пчел.
    Пчела, нормально зимующая в улье, обеспеченная качественным кормом, зимующая в тишине, обычно не выделяет кала, хотя и продолжает всю зиму питаться. В это время кал собирается у пчелы в задней кишке и, если зимовка пройдет благополучно, будет выброшен пчелой во время первого весеннего выхода из улья, во время первого облёта. Так и поддерживается пчелами чистота в жилище.
    Но если пчелам достается на зиму некачественный корм, если улей находится в слишком сыром помещении, если в помещении, где зимуют пчелы, слишком высока температура, если пчел тревожить, беспокоить по зиме, то может случиться беда — у пчел начнется понос, и тогда пчелы-чистюли уже не по своей воле испачкают своими выделениями и стенки улья, и рамки, и сами соты (и пустые, и еще хранящие мед).
    Такое событие, конечно, беда. И тут по весне приходится пчел пересаживать из грязного улья в чистый, приходится убирать из улья рамки, испачканные пчелами, и заменять их новыми. Но все это делает пчеловод, обеспокоенный судьбой своих питомцев. А будет ли так стараться человек, у которого пчелы живут при доме почти так же, как деревенская кошка... И остаются в таком улье, попавшем в беду, и грязь на стенках жилища, и грязь на рамках, и грязь на сотах, куда очень скоро пчелы начнут носить нектар с цветов. А потом такие вот рамки с медом, испачканные выделением пчел, попадут в медогонку, а там какая-то часть этой грязи окажется и в откачанном меде.
    Может быть, все это и не очень страшно, как скажут, не смертельно, но я не могу видеть грязные пчелиные жилища, зная, как ревностно сами пчелы наводят порядок в своем доме. Я не могу принять подобную грязь, запомнив с детст- ва, что пчеловод — это человек в белом халате, а пчеловод- 2--301 зз ство при пчеловодах в белых халатах — это такое же старание и такая же стерильная чистота, как медицина...
    Но грязный улей, грязные рамки в медогонке — это еще не все «приключения» у подобных пчеловодов...
    Вспомните мой разговор с пчеловодом, который очень удивился, что я не вынимаю тут же запечатанный мед... «Как же так? А куда пчеле дальше складывать мед?»Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2
    Обычно мои пчеловоды-соседи придерживаются такого правила пчеловождения. В нижней части улья, в самом улье, в гнезде, установлены большие гнездовые рамки. Таких рамок в наших ульях — 12. В каждой рамке может быть запечатано до 4 кг меда. Но эти рамки, находящиеся в гнездовой части улья, в гнезде, в основном используются пчелами для выведения новых пчел — здесь матка откладывает яйца, здесь из яиц выходят личинки, здесь подросших личинок пчелы запечатывают восковыми крышечками, под которыми со временем из личинок и появляются молодые пчелы.
    Словом, гнездовая часть улья — это пчелиный родильный дом или ферма, как хотите, при которой, конечно, находятся и необходимые запасы пищи: мед и пыльца растений (перга). Ну а мед, который собирается про запас, складывается пчелами в медовые рамки, которые устанавливаются на гнездо сверху. Эти медовые рамки примерно в два раза меньше гнездовых, значит, в такую рамку можно запечатать до двух килограммов меда. Медовые рамки вместе с корпусом, изготовленным специально для них, именуются магазином. Вот такой магазин и водружается на гнездо в то время, когда начинается взяток. А затем, когда магазинные рамки будут наполнены медом, магазин (и рамки, и корпус) снимают, мед из рамок откачивают, а пустые магазинные рамки вместе с тем же корпусом возвращают на место — мол, трудись пчела дальше.
    Помните, я рассказывал вам, что капля нектара, прежде чем стать медом, прежде чем оказаться запечатанной в медовой ячейке, до восьми раз переносится с места на место, помещается на какое-то время в пустые ячейки, на полочки рамок и т. п. Отсюда, разумеется, следует вывод, что пчелам, для того чтобы наполнить медом все медовые рамкй магазина (а их обычно 12, как и гнездовых рамок в гнезде), требуются дополнительные, вспомогательные «помещения», где они могли бы заниматься переработкой цветочного нектара в мед. И таких дополнительных «помещений» требуется много, примерно в два раза больше, чем «помещений», куда складывается готовый мед. Так собирают пчелы мед в 12 рамок магазина, значит, для успешной работы им требу-
    ется еще 24 таких же магазинных рамок или 12 больших, гнездовых, где бы они и занимались своим производством.
    Вот почему пчеловод, желающий получить побольше качественного меда, устанавливает на гнездо улья не один, а два, а то и три магазина. Тут для пчел не будет препятствия в работе. При таком запасе рамок с сотами, приготовленными под мед, можно подержать в улье какое-то время и рамки с уже запечатанным медом, можно подождать, чтобы мед дозрел... Конечно, можно и убрать из улья запечатанный мед, но создать в той же кладовке такие же условия для этого меда, как в улье, вряд ли удастся — в улье достаточно высокая температура, необходимая, чтобы процессы дозревания меда шли быстрей и успешней.
    Лишние соты в улье — это, разумеется, и дополнительный мед. Не поставь заранее второй, третий магазины, и пчелы начнут заполнять нектаром соты в гнездовой части улья. При этом сократится пространство для работы матки, и матка тут же сократит кладку яиц. В такой семье, оказавшейся в стесненном положении по причине хорошего медосбора, совсем скоро не будет замены рабочим пчелам — молодые пчелы будут появляться все в меньшем числе. А рабочие пчелы живут по летнему времени чуть-чуть больше месяца. Вот тут и может случиться такое: цветут цветы, есть нектар, а собирать его некому и некуда —- улей с одним-единственным магазином заполнен медом, старые рабочие пчелы понесли большие потери, а смена им, увы, не подоспела... Схватится непутевый пчеловод, поставит новые медовые рамки, а носить мед уже и некому — его пчелы почти перестали размножаться (у пчел желание запасти побольше меда превалирует над всеми остальными желаниями).
    Конечно, о такой беде почти все наши пчеловоды знают, но поступают далеко не так, как полагалось бы поступить — чаще всего они не запасаются вторыми, третьими магазинами для своих ульев (это ведь все лишняя работа — делать дополнительные магазины, рамки и т. д.), а снимают с улья магазин с медовыми рамками еще тогда, когда они только-только наполнены медом, но еще не запечатаны.
    Автор Анатолий Онегов

    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1


    Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1Работу на пасеке я заканчиваю обычно в ноябре, а затем убираю пчел на зиму и отправляюсь, как говорилось раньше, в Москву «за песнями». И главные песни для меня, пчеловода, были в магазине «Пчеловодство», что на Ленинском проспекте, и в павильоне «Пчеловодство», что на ВДНХ (ныне это ВВЦ — Всероссийский выставочный центр). В магазине «Пчеловодство» я подкупал необходимый мне для работы инвентарь, ну а на ВДНХ направлялся главным образом для того, чтобы поинтересоваться, что нового изобрели за этот год мои коллеги-пчеловоды, какие новые ветры повеяли над отечественными пасеками. И действительно, павильон «Пчеловодство» на ВДНХ до самого последнего времени оставался выставкой достижений пчеловодов-старателей.
    Увы, времена изменились, и теперь павильон «Пчеловодство» на бывшей ВДНХ больше походит на торговые ряды колхозного рынка — теперь вам здесь предлагают наперебой самый разный мед, доставленный в столицу с Дальнего Востока и Алтая, из заповедных урочищ Воронежа и с берегов Кубани. Словом, шумит теперь на месте вчерашней выставки ярмарка.
    Вначале эта ярмарка, и вправду, предлагая вам мед, точно указывала, где именно этот мед собран пчелами. И говоря о меде, доставленном из заповедных урочищ Воронежской области, я никак не шутил — был тут и такой мед, да еще эти урочища-пастбища для пчел указывались так точно, что их можно было отыскать на карте. Словом, такой мед не был никак анонимным — ответственность за него несло определенное географическое пространство.
    Помню я тут и продавца башкирского меда. Это был коренной житель Башкирии — по крайней мере, о славном башкирском меде с ним можно было серьезно поговорить. И этот башкирский мед, который продавали в павильоне «Пчеловодство», вызывал у меня уважение.
    Но времена менялись дальше и менялись к худшему. И совсем скоро я уже не встретил в павильоне «Пчеловодство» ни башкирского меда с его грамотным продавцом, ни меда, собранного с конкретных урочищ Воронежа. Ярмарка шумела, но мед терял свое лицо, становился анонимным и теперь конкурировал друг с другом, видимо, только списками трав, с которых тот или иной мед был якобы собран: у меня, мол, мед с донника, а у меня с гречихи, возьмите мой — у меня с лугового разнотравья, да еще с клевера...
    Не отличалась ничем от описанной ярмарки и торговля медом, открытая еще в одном павильоне ВВЦ. Здесь тоже выбор меда покупателями шел только по спискам трав, якобы принимавших участие в создании выставленных теперь на продажу медов. Одни покупатели пробовали мед липовый, другие — мед с чабреца, а чуть живая старушка обращалась и к продавцу, и к коллегам-покупателям с вопросом: «Я вот хочу весеннего меда с акации. Я брала уже такой мед, но он у меня скоро закис. А ваш тоже закиснет?»
    Продавец молчал, не подсказывали ничего нужного и коллеги-покупатели, и тогда я попытался успокоить растревоженную бабушку: мол, так и так, милый вы человек, ваш мед закис не потому, что он весенний, с акации, закиснуть может любой мед, если он содержит в себе больше положенного воды... А случиться такая беда может по двум причинам. Тогда, когда ваш мед долго находится в сыром помещении, мед — продукт гигроскопичный, он легко принимает влагу со стороны... «Нет-нет, — возразила моя старушка, — он у меня стоял в шкафчике, а там очень сухо, и дома у нас сухо — нарезанный хлеб тут же сохнет». «Тогда причина вашей беды в другом — в купленном вами меде уже было много влаги. Так что, скорей всего вам продали незрелый, не доведенный самими пчелами до кондиции, продукт. А такой незрелый мед очень просто произвести на любой пасеке. Некогда тебе ждать, когда пчелы выпарят из нектара лишнюю влагу и запечатают готовый мед восковыми крышечками, вынимаешь ты из улья мед незапечатанный — вынимаешь медовые соты без восковых крышечек. Вот и получается продукт, который очень скоро может закиснуть, так как содержит излишки влаги».
    Закончил я первую часть беседы-объяснения, а там и задал старушке конкретный вопрос:
    — А у вас закисший мед еще остался?
    — Остался-остался, — снова забеспокоилась моя собеседница.
    — Тогда поступите так: нагрейте свой закисший мед градусов до 60 и подержите при такой температуре с полчаса. И если ваш мед до конца не испорчен, брожение прекратится. Только нагревайте, конечно, не прямо на огне, а устройте водяную баню.
    — А как же не ошибиться теперь при покупке? Как узнать заранее, что мед не закиснет?
    Что я мог ответить своей собеседнице здесь, на рынке, где кажцый продавец только расхваливал свой продукт? Кто признается вам, что мед у него незрелый? Да и знает ли сам продавец-посредник (а не пчеловод — хозяин меда), что именно он продает?
    Но выручать старую и, видимо, не очень богатую женщину, которая, судя по всему, покупала мед именно для лечения и верила в мед как в сильное спасительное средство, надо было в любом случае, и тут на помощь мне пришла небольшая афишка-рекламка над одним торговым местом: «Мед отборный. С пасеки председателя областного общества пчеловодов...». А далее следовали фамилия и инициалы пчеловода, поставившего на продажу свой мед.
    Что такое мед отборный? И как это понимать? Этого я не стал объяснять своей собеседнице, озабоченной сейчас только тем, чтобы снова не ошибиться и не купить мед, который вскоре закиснет. Я только предложил ей поинтересоваться медом именно здесь, где продают мед не анонимный, где указано имя пчеловода, который, судя по всему, своим именем гарантирует качество продукта и готов нести за него ответственность.
    К счастью, мы отыскали здесь, среди отборных медов, произведенных на пасеке конкретного пчеловода, такой, какой понравился моей новой знакомой. И хоть стоил этот мед чуть-чуть дороже остального ширпотреба, но все мы: и продавец, и покупатель, и я —- невольный консультант на общественных началах, — остались довольными после этой встречи.
    Как хорошо, думалось мне тогда, что среди шумной рыночной и чаще всего беспардонной суеты встречаются вдруг и ответственность за качество продукта, и сам высококачественный продукт. Если бы так да во всей торговле медом такие вот торговые марки с авторитетом и ответственностью... Тогда бы уже сама торговля не допустила к покупателю не только мед-сахар, но и мед недозревший, который обычно и производят пчеловоды-торопыги.
    Конечно, не у каждого пчеловода хватит сил вывезти свой мед на столичный рынок — это хорошо, когда у тебя десятки ульев, когда медом с твоей пасеки можно залить десятки бидонов. А если держать всего восемь—десять, много — пятнадцать ульев? Да, такая небольшая пасека уже не выдержит даже транспортных расходов.
    А тогда, может быть, поступить иначе? Пусть торговой маркой будет не имя пчеловода, а имя самой фирмы, которая закупает мед по малым пасекам и доставляет его покупателям. И всего-то ничего надо для такой авторитетной торговли: принимаешь мед у пчеловода, проведи анализ, определи: 30 мед это или мед-сахар, установи, много ли в меде пади, какое количество влаги в продукте. Ну а там и еще что-то можно проверить. И все это очень несложно, все это делается прямо на месте при помощи небольшой походной лаборатории. И, конечно, после анализов посмотри пасеку: как содержит пчеловод своих пчел, чисты ли ульи, не запачканы ли выделением пчел медовые рамки. И если и тут все в порядке — то вези мед на рынок и гарантируй его высокое качество.
    Ан нет — нынче у нас пока все иначе. Скупают мед у пчеловодов подчас люди совершенно необразованные по части пчеловождения, берут все, лишь бы заплатить поменьше. И, конечно, никаких анализов на месте не проводят.
    Говорят, что какие-то анализы продавцу меда в конце концов надо провести и только тогда, мол, выдадут тебе бумагу на право торговли... Люди милые, верите ли вы сегодня каким-то бумагам? А если еще верите, то прислушайтесь к моим словам... Я никогда не торговал на рынке медом, а потому сам никогда не получал никаких подобных бумаг-разрешений, но я видел, знаю всю механику нашей нынешней торговли, а потому и советую вам не всегда верить разрешениям на торговлю и сертификатам качества продуктов. Эти разрешения-сертификаты выдаются за деньги. И нередко бывает так: предложи больше денег за такое разрешение и забудутся тут же всякие химические анализы.
    Ну а поскольку продать сегодня можно все, что угодно, постольку никто из нынешних спекулянтов-перекупщиков и не думает ни о какой торговой марке — все они, за редким исключением, лишь временщики-налетчики, а потому и кое-кто из пчеловодов не утруждает себя по нынешним временам особым старанием на своей пасеке.
    Я уже рассказывал вам, как из капельки нектара пчелами готовится в улье мед. Эту капельку пчелы перемещают с места на место до тех пор, пока лишняя влага не испарится и цветочный нектар не превратится в мед. А для этого пчелы еще все время усиленно вентилируют улей. Затем готовый мед помещают в сотовую ячейку, и ячейка, наполненная медом, запечатывается восковой крышечкой-забрусом, печаткой. Все — процесс приготовления меда завершен. Теперь мед будет дожидаться зимы, а там и обеспечит жизнь зимнего пчелиного клуба.Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 1

    Конечно, такой незапечатанный мед далеко не зрелый, конечно, в нем еще много лишней влаги, и пчеловоды, о которых идет речь, неплохо знают, как от этой лишней влаги избавиться.
    Спросишь такого пчеловода: мол, что же ты незапечатанный мед откачиваешь, и услышишь в ответ весьма уверенное заявление: «А что такого, постоит две недели в ведре и загустеет, уйдет вода».
    Действительно, таким способом можно удалить из незапечатанного, незрелого меда лишнюю влагу — действительно, такой еще совсем незрелый мед в какой-то степени может и дозреть. И такие технологии известны промышленному пчеловодству и применяются там, когда закупают заготовительные организации незрелый мед, содержащий еще много воды, много сахарозы и т. п. Действительно, процесс дозревания может пойти и здесь — ведь какое-то количество ферментов от пчелы этому, еще не запечатанному, но уже побывавшему несколько раз в зобике у пчелы меду досталось... Но досталось, увы, еще не в том количестве, которое могло бы достаться меду, запечатанному в конце концов пчелой. А ведь к меду от пчелы переходят не только ферменты, способствующие переработке сахарозы и крахмала. Значит, в любом случае такой дозревающий в ведре мед не будет обладать теми качествами, которыми мог бы обладать мед, запечатанный пчелой.
    Начнешь объяснять кому-то из пчеловодов-торопыг, что такое качественный мед, как легко испортить его вот такими операциями, когда откачивается мед, еще не запечатанный пчелами, и чувствуешь, что не доходит до твоего собеседника ничего из сказанного, а если и доходит, то встречает упорное сопротивление. Ведь знает твой собеседник, знает упрямо, на всю жизнь, что незапечатанный мед откачивается легко и быстро, а вот ты, который ждешь, к&гда медовые ячейки будут закрыты восковыми крышечками, теряешь много времени на то, чтобы эти ячейки вскрыть, чтобы срезать специальным ножом эти восковые крышечки-забрус...
    Да, действительно, срезать крышечки-забрус с ячеек с медом порой много дольше и трудней, чем откачивать мед из вскрытых ячеек. Да, густой, запечатанный мед откачивается гораздо дольше и не так чисто, чем мед незапечатанный; мед жидкий — этот мед просто вылетает из ячеек, как только начнешь крутить медогонку. И вылетает так чисто, что посЛе этого нет почти никакой необходимости нести освободившиеся соты обратно в улей, чтобы пчелы очистили их Ът остатков меда (такая операция называется так: осушить медовые соты; соты, из которых откачан созревший мед, всегда ставят пчелам на обсушку, прежде чем убрать на зиму).
    Да, прав по-своему, для себя мой собеседник. Пдав и не собирается жить иначе. А потому и попадается нам частенько такой мед, который может закиснуть и в котором, увы, 36 нет в нужном количестве всего того, что должно быть в высококачественном меде.
    Ну на путь такому меду, испорченному людьми, на рынок будет до тех пор, пока мед, предлагаемый нам, остается обезличенным, анонимным, пока у продаваемого меда не появится авторитетной марки: либо пчеловода, либо ответственного торговца.
    Ну, а как же нам все-таки и тут оградить себя от несовершенства, от потери качества?..
    Помните, в самом начале нашего разговора, когда речь шла о фальсифицированном меде, я приводил вам слова из американской «Энциклопедии пчеловодства»: «Кто ищет чистый мед, должен покупать его в сотах...». Помните, мы с вами убедились на примерах, что действительно, никакой мед-обман не может быть представлен покупателю в сотах, в запечатанном виде. А потом, когда зашла речь о меде-сахаре, который производили сами пчелы, мы также убедились, что сотовый мед — мед, предлагаемый вам в запечатанных сотах, — вовсе не обязательно будет натуральным, высококачественным, ибо в сотах вам могут предложить и мед-сахар... Ну а если у вас есть уверенность, что предлагаемый вам мед все-таки натуральный, что никакой черт не подсунул пчелам вместо нектара сахарный сироп, то мед самого высокого качества и будет перед вами именно в сотах, запечатанных восковыми крышечками-забрусом.
    Увы, сотовый мед обычно раза в два дороже меда центробежного, спускного, откачанного из сотов — ведь вместе с медом вам передаются и соты, построенные пчелами, а лишние соты — большая ценность для любой пасеки. Об этом я уже говорил. Ибо лишних сотов у пчеловода-старателя никогда не бывает...
    И последнее, что надо бы объяснить мне: что же такое мед отборный?
    Честно говоря, там, в павильоне ВВЦ, где продавали мед и где встретил я старушку, которой достался закисший позже мед, само слово «отборный» меня особенно не убедило в том, что передо мной товар, отобранный из числа других как лучший по качеству — мало ли что может понаписать торговля. Доверие же к предлагаемому продукту явилось у меня только после того, как я увидел, что за мед ручается конкретный и, видимо, достаточно грамотный и честный человек.
    Ну а смысл слова «отборный» я уже расшифровал, заглянув только что в Толковый словарь русского языка. Заглянул я и в словарь В. Даля и там обнаружил почти то же самое разъяснение: отборный товар — лучший, первый разбор.
    Какой именно смысл вкладывал председатель областного общества пчеловодов в это определение «отборный», относя его к своему меду, я не знаю. Может быть, он считал свой мед лучшим среди другого аналогичного меда, который перекупщики, как я вам уже рассказывал, скупают у пчеловодов, интересуясь при этом прежде всего ценой. А может быть, он выделил из своих медов самые лучшие, выделил, конечно, не по результатам каких-то химических анализов (грамотный пчеловод без всяких анализов знает, какой у него мед), а по каким-то своим правилам, учитывая прежде всего свои личные пристрастия и вкусы. Кто знает... Мед до сих пор собирает вокруг себя столько самых разных тайн, что сразу во всех и не разберешься.
    Помню, как однажды мой друг, лесничий из вятских краев, пригласил меня поехать вместе с ним к знакомому пчеловоду за медом. Я согласился, хотя мне самому мед был не нужен. Вот и знаменитые вятские урочища, где пчелы собирают самый разный мед. Вот и пасека, и сам пчеловод — близкий родственник моего знакомого. А вот и деловые разговоры, ради которых мы и прибыли в этот дальний лесной угол. Мол, так и так, милый человек, одари ты меня самым лучшим медом.
    — А какой тебе мед поднести? Такой? Такой? Или такой? Тут в разговоре появились названия трав и деревьев. Я
    ожидал, что мой товарищ примется выбирать желанный продукт именно по названиям медоносных растений, но ошибся...
    — Мне бы, мил человек, такого, какой ты для себя оставил на этот раз.
    — Дам я тебе такого, но только у меня его немного совсем — много себе не оставляю...
    В конце концов нам подали мед, достаточно много меда, прямо в небольшой липовой колоде (такие колоды устраиваются из целого куска ствола — лишнее вынимается и получается такой высокий боченочек). Мед я попробовал тут же. Он был мягок на вкус, уже закристаллизовавшийся, севший мелкими-мелкими кристаллами. Сколько я мог судить, этот мед имел определенное отношение к липе, но не только... Пробовал я за чаем у пчеловода и другой мед, поставленный на стол, — и тот мед был хорош. Так что же подвинуло этого человека, имевшего богатый выбор, остановиться на каком-то одном меде? Не знаю.
    Я сам для себя оставляю тот мед, который в этот раз мне почему-либо больше всего пришелся по душе. А люблю я мед, который не очень быстро садится, который и по зиме еще не совсем засахарившийся, а если и засахаривается, кристаллизуется к этому времени, то мелкими кристалликами-крошками. Такой мед обычно называют мягким — и он действительно мягок, как домашнее масло. И по вкусу мед больше нравится мне не резкий, не навязчиво сладкий. Вот такой мед нравится лично мне. Такой я оставляю себе на зиму, если конечно, подобный мед мои пчелы приготовят летом. Но это совсем не значит, что другие какие-то меды с моей пасеки хуже или лучше. Я уже говорил вам, что я всегда стараюсь, чтобы мои пчелы имели возможность производить высококачественный целебный продукт. Ну а сам я, наверное, такой продукт уж не стану специально портить.
    Автор Анатолий Онегов